Приложение №2 Отношение к сквернословию в разные исторические периоды развития Российского государства


С принятием Христианства  сквернословие на Руси  считается грехом. Епископ Варнава (Беляев) писал: «Сквернословие — гнусный порок, который в Священном Писании приравнивается к смертному греху» (Еф.5,4,5). Примерно до середины XIX века оно не только не было распространено, но и являлось уголовно наказуемым. Известны примеры, когда смертной казни за матерную брань и кощунство подвергались даже духовные лица. Так, протопоп Екатеринбурга Иван Федосьев в 1738 году был казнен за употребление сквернословия  в споре с  лютеранином ректором Штерманом в доме екатеринбургского секретаря Кузнецова. Во времена царя Алексея Михайловича Романова услышать на улице мат было просто невозможно. И это объясняется не только скромностью и деликатностью наших предков, но и политикой, проводимой государством. В указе царя Алексея Михайловича 1648 года подчеркивается недопустимость сквернословия в свадебных обрядах: «Чтобы на браках песней бесовских не пели и никаких срамных слов не говорили».  Считалось, что выругавшийся человек оскорбляет Божью Матерь, родную мать человека и саму Землю. Обвинение в богохульстве выдвигалось даже в случае критического высказывания о плохом пении и чтении в церкви. Например, православный Иван Липа, вернувшись из церкви, пожаловался соседке на несогласное пение: «в церкви пели, аки собаки лаяли». Такие слова доносительница назвала «богохульными». Купец Федор Чутчуев обвинялся в том, что, вспоминая о посещении Воскресенского монастыря в Москве, сказал, что Херувимскую там пели «по-бесовски». За эти слова, произнесенные «в состоянии меланхолии», купец был наказан плетьми.

При Петре I была выпущена книга “Юности Честное Зеркало”, где писалось, что приличное поведение людей может быть признано лишь с полным воздержанием от бранной ругани.

В XIX веке сквернословие постепенно из ругани превратилось в основу языка фабричных рабочих и мастеровых. Известны случаи употребления сквернословия, в том числе в виде «ребусов» с многоточиями, в литературе, в частности, в произведениях классических авторов: А. С. Пушкина, В. В. Маяковского, В.С. Высоцкого и др.

После революции сквернословие  вошло и в лексикон политических деятелей. Любил крепкое словцо и Ленин. Сталин тоже матом не брезговал, и именно при нем мат получил большое распространение. Сталинские репрессии дали мощный толчок в развитии мата в России. Мат стал официальным языком тюрьмы, понятным всем ее обитателям. Академик Д.С. Лихачёв, отбывая в молодости срок на Соловках, создал научный труд, в котором подверг филологическому анализу воровскую речь и пришел  к выводу, что   сквернословие не является в подлинном смысле человеческим языком. Эти «слова» воздействуют не на интеллект человека, а на чувственную часть души, то есть подобны сигналам, которыми пользуются животные. Воровская речь с ее матюками – это попытка превратить людей в животных.

В современной России нецензурная брань в общественных местах влечет за собой административную ответственность – штраф или административный арест на срок до 15 суток, это предусмотрено статьей 20.1 Административного кодекса «Мелкое хулиганство». Использование мата считается неприемлемым в приличном обществе и в литературе и обычно цензурируется в периодической печати, на телевидении, радио и в других СМИ.

Несмотря на это, употребление сквернословия  сегодня широко распространено в устной речи у самых разных половозрастных групп общества.  Встречается  сквернословие  и  в современной литературе (В. О. Пелевин, В. Г. Сорокин, М. И. Веллер, М. И. Волохов и др.) и песенном творчестве (С. В. Шнуров, З. Б. Май, Ю. Н. Клинских и др). Тем не менее, большей частью людей, говорящих на русском языке, мат не воспринимается как само собой разумеющееся и когда, например, популярный певец Ф. Б. Киркоров употребил матерную брань на пресс-конференции, это вызвало как судебное разбирательство, так и негативную реакцию общественности.